Вы здесь

Закон Пинанга

Mr. Sherlock Holmes, who was usually very late in the mornings, save upon those not infrequent occasions when he was up all night, was seated at the breakfast table. I stood upon the hearth-rug and picked up the stick which our visitor had left behind him the night before. It was a fine, thick piece of wood, bulbous-headed, of the sort which is known as a "Penang lawyer." (ACD) (Шерлок Холмс, обычно встававший очень поздно - кроме тех нередких случаев, когда он бодрстовал всю ночь - сидел за завтраком. Я стоял перед камином и держал в руках трость, забытую вчера вечером нашим посетителем. Это была хорошая, толстая деревянная трость с набалдашником, известная под именем "Penang lawyer".)

Из примечаний В. В. Робсона следует, что в книге "Собака Баскервилей" идет речь о "трости из ствола карликовой пальмы (Lucuala acutifidans), растущей на острове Пинанг в Малайзии. Могла быть использована в качестве оружия" (Arthur Conan Doyle. The Hound of the Baskervilles: Another Adventure of Sherlock Holmes /Edited with an Introduction and Notes by W. W. Robson. - Oxford University Press, 2008).
В 1900-е годы переводчики "Собаки Баскервилей" не стали уделять внимание названию трости и просто выбрасывали это место в тексте перевода:

"Мистер Шерлок Хольмс, встававший обыкновенно очень поздно, кроме тех довольно частых случаев, когда ему не приходилось спать всю ночь, сидел за столом и завтракал. Я стоял перед камином и рассматривал трость, оставленную нашим вчерашним ночным посетителем. Это была красивая крепкая деревянная трость с тяжелым набалдашником. ("Бэскервильская собака", А. Т., 1902)".

"Мистер Шерлок Холмс, имевший обыкновение вставать очень поздно, за исключением тех нередких случаев, когда вовсе не ложился спать, сидел за завтраком. Я стоял на коврике перед камином и держал в руках трость, которую наш поcетитель забыл накануне вечером. Это была красивая, толстая палка с круглым набалдашником ("Собака Баскервилей", Е. Ломиковская, 1902)"

"Мистер Шерлок Холмс, обыкновенно встававший весьма поздно, помимо тех частных случаев, когда приходилось без сна проводить всю ночь, сидел уже у окна за завтраком. Я стоял около камина и рассматривал трость, оставленную нашим посетителем вчера вечером. Это была изящная, толстая палка с круглым набалдашником ("Легенда о собаке Баскервиллей", Н. Мазуренко, 1903)".

Переводчик Н. Волжина отнеслась внимательно к данному прецедентному феномену. Рассмотрим же эту трость глазами Н. Волжиной.

"Мистер Шерлок Холмс, встававший, как правило, поздно, если не считать тех нередких случаев, когда ему вовсе не приходилось ложиться, сидел за завтраком. Я стоял на коврике у камина и вертел в руках палку, забытую нашим вчерашним посетителем, хорошую толстую палку с набалдашником — из тех, что именуются «веским доказательством». ("Собака Баскервилей", Н. Волжина, 1948)".

Смысловая сторона того, что может быть использовано в качестве оружия, есть "весомый довод, убедительный аргумент", где "весомый" одновременно означает "тяжелый" (в прямом значении) и "убедительный" (в переносном смысле). Выражение «веское доказательство» в данном контексте не подходит по смыслу: доказательством, особенно веским, может быть улика (например, уместно было бы назвать "веским доказательством" трость "Penang lawyer" в том случае, если бы доктор Ватсон нашел эту трость на месте преступления и при этом сама трость что-либо действительно доказывала своим присутствем в данном месте и в данное время). "Довод: Соображение, какое-либо положение, приводимое в качестве доказательства чего-либо. Доказательство: Неопровержимый довод или факт, подтверждающий истинность чего-либо; подтверждение чего-либо. (Словарь русского языка в 4-х томах. Т. 1. /Под ред. А. П. Евгеньевой. - М., 1957.)". Также следует отметить, что к доводу, равно как и к доказательству, возможно применить общее определение "неоспоримый/неоспоримое".

Короче говоря, у переводчика Волжиной выходит так, что трость из Пинанга, которая "могла быть использована в качестве оружия" (определение В. В. Робсона), и которую забыл неизвестный посетитель квартиры на Бейкер-стрит, "который много ходит пешком", - эта трость является "фактом, подтверждающим истинность чего-либо".

Возможно, такой эквивалент выражению "Penang lawyer" был бы уместен в переводе рассказа Конан Дойла "The Adventure of Silver Blaze": "On being arrested he volunteered the statement that he had come down to Dartmoor in the hope of getting some information about the King's Pyland horses, and also about Desborough, the second favourite, which was in charge of Silas Brown at the Mapleton stables. He did not attempt to deny that he had acted as described upon the evening before, but declared that he had no sinister designs and had simply wished to obtain first-hand information. When confronted with his cravat he turned very pale and was utterly unable to account for its presence in the hand of the murdered man. His wet clothing showed that he had been out in the storm of the night before, and his stick, which was a penanglawyer weighted with lead, was just such a weapon as might, by repeated blows, have inflicted the terrible injuries to which the trainer had succumbed." ("Когда его арестовали, он показал, что приехал в Дартмур, надеясь получить некоторые сведения о Кингс-Пайлэндской конюшне, а также о Десборо, втором фаворите, находящемся на попечении Сайлэса Броуна, в Кэплтонских конюшнях. Он не отрицал своего образа действий в предыдущий вечер, но объявил, что не имел никаких преступных замыслов и просто желал получить сведения из первых рук. Когда ему показали галстук, он побледнел и не мог объяснить, каким образом он попал в руки убитого. Его мокрая одежда указывала, что он был под дождем в предыдущую ночь, а палка с тяжелым свинцовым набалдашником могла быть именно тем орудием, от нескольких ударов которого последовала смерть тренера" (Конан-Дойль А. Сильвер Блэз. Перевод А. Туфанова. Опубликовано: А. Конан-Дойль. Воспоминания о Шерлоке Холмсе. – Л.: Красная Газета, 1928).)

В "Большом англо-русском словаре" И. Гальперина выражение "Penang lawyer" переводится как "трость, палка (тж. для наказаний)". Слово "lawyer" с английского языка на русский переводится как "юрист, адвокат". В русском языке слово "адвокат", помимо основного значения, имеет также переносное значение "выступающий в защиту кого-чего-нибудь" (Толковый словарь русского языка под редакцией Д. Н. Ушакова. Т. I., М., 1939). То есть, возможен перевод выражения "Penang lawyer" как "защитник Пинага по праву". Также в качестве переводческого эквивалента может выступать авторский неологизм "Закон Пинанга".

Вот возможный перевод данного отрывка:

"Шерлок Холмс, обычно встававший очень поздно - кроме тех нередких случаев, когда он бодрстовал всю ночь - сидел за завтраком. Я стоял перед камином и держал в руках трость, забытую вчера вечером нашим посетителем. Это была хорошая, толстая деревянная трость с набалдашником, известная под именем "Закон Пинанга".

Читателю становится ясно, что за выражением "закон Пинанга" скрывается объект, представляющий собой тяжелую палку для опоры при ходьбе и одновременно средство для защиты/наказания. Владелец этой трости, находясь если не в Англии, то на острове Пинанг, откуда родом трость, мог использовать ее в качестве "довода" своего "неоспороимого права". Отсюда смысловое значение фразеологизма "закон Пинанга" - "кто сильнее тот и прав", которое приближает это идиоматическое выражение к известному "закон - тайга" (синонимы "беззаконие, беззаконность, беспредел, волчий закон, закон - тайга, прокурор - медведь, произвол". Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013.)

Посох представлял собой прежде всего оружие, которое держали при себе странники, паломники, монахи, лесные отшельники и т. д. A quotation: "Он вышел из городских ворот, унося под мышкой шкуру антилопы, посох с окованной медью рукояткой, держа в руке нищенскую чашу из прочного полированного коричневого морского кокоса, босоногий, одинокий, опустив глаза к земле" (Киплинг Р. Чудо Пуруна Бхагата. Из "Второй Книги Джунглей" (Перевод Е. Чистяковой-Вэр). В викторианскую эпоху трость служила не только мерилом социального положения, состоятельности и власти своего владельца. Трость сопровождала его на прогулках пешком, когда, возможно, никого не было рядом. В этих обстоятельствах она могла служить еще и в качестве "неоспоримого довода" против темных личностей, поджидавших владельца трости в глухом переулке.

Но сказать, по примеру Н. Волжиной, что трость как оружие есть "неоспоримое доказательство" - бессмыслица.

Переводчик Н. Романов пошел путем описательного перевода и, по сути, перевел для читателя цитату из комментария Робсона:

"Мистер Шерлок Холмс привык вставать очень поздно, но делал исключение для тех нередких случаев, когда совсем не ложился спать. Он уже расположился за завтраком. Я стоял на коврике у камина, держа в руке трость, забытую нашим посетителем накануне вечером. Это была представительная толстая палка с округлым набалдашником, сделанная из пальмы ликуалы и популярная в наших восточных колониях ("Собака Баскервилей", Н. Романов, 2011)".

У Н. Романова вышло точно, почти как в комментариях В. Робсона. Но не адекватно оригиналу Конан-Дойла. Вместо художественного образа переводчик Н.Романов преподносит читателю научный факт. Как результат, в этом абзаце "Собака Баскервилей" понесла утрату в индивидуальном стиле Конан-Дойла-автора и речевого стиля Ватсона-рассказчика.

Вот, к примеру, как упоминается "Penang lawyer"в тексте рассказа Герберта Уэллса "The Man Who Could Work Miracles" ("Человек, который мог творить чудеса"). Главный герой этого произведения, мистер Фодерингэй, который открыл в себе дар совершать "чудеса" силой своей воли, приказывает своей трости зацвести. "That seemed to him singularly attractive and harmless. He stuck his walking-stick - a very nice Poona-Penang lawyer - into the turf that edged the footpath, and commanded the dry wood to blossom" ( H. G. Wells. "The Man Who Could Work Miracles").

И вот как эта трость выглядит в текстах русских переводчиков Э. Бер, А. Анненской и И. Григорьева:

"Это показалось ему необычайно привлекательным и вполне безобидным. Он воткнул свою трость - изящную вещицу из индийского терновника - в дерн, окаймлявший тротуар, и приказал сухому дереву зацвести (Г. Уэллс. "Человек, который мог творить чудеса". Перевод Э. Бер)".

"Это чудо показалось ему необыкновенно привлекательным и безобидным. Он воткнул свою красивую трость из индийского дерева в дерн возле дорожки и приказал сухому дереву зацвести (Г. Уэллс. "Человек, который мог творить чудеса". Перевод А. Анненской)".

"Затем он припомнил чудо из "Тангейзера", о котором однажды прочитал в концертном зале на обороте программы. Оно показалось ему очень приятным и безопасным. Он воткнул свою трость - превосходную пальмовую трость - в траву у дорожки и приказал этой сухой деревяшке зацвести" (Г. Уэллс. "Чудотворец". Перевод И. Григорьева).

Здесь название "Penang lawyer" переведено вполне адекватно. Действительно, в контексте рассказа "Человек, который мог творить чудеса" при описании трости "Penang lawyer" важно указать именно материал, из которого сделана эта трость. Семантические аспекты, связующие название трости с терминами юридической науки, в этом контексте рассказа Г. Уэллса не столь важны, как у А. Конан Дойла.

См. также:
Penang Lawyer - Sir Arthur Conan Doyle & Sherlock Holmes
Walking sticks