Вы здесь

Уругвайский язык Шерлока Холмса

Advert For McCall's Paysandu Ox Tongues.
Источник: http://bl.uk

"In the middle of the hut a flat stone served the purpose of a table, and upon this stood a small cloth bundle - the same, no doubt, which I had seen through the telescope upon the shoulder of the boy. It contained a loaf of bread, a tinned tongue, and two tins of preserved peaches" (Arthur Conan Doyle. The Hound of the Baskervilles, 1902).

"В середине хижины находился плоский камень, служивший столом, а на нем лежал небольшой узелок, без сомнения, тот же самый, который я видел через подзорную трубу на плече у мальчика. В нем были завернуты хлеб, жестянка с языком и две жестянки консервов из персиков" («Бэскервильская собака». Перевод с английского А. Т., 1902).

"Посреди хижины плоский камень служил столом, а на нем лежал небольшой узелок, тот самый, без сомнения, который я видел в телескоп на плече мальчика. Он содержал целый хлеб, жестянку с языком и две жестянки с консервами персиков" («Собака Баскервилей». Перевод Е. Н. Ломиковской, 1902).

"Посреди хижины лежалъ плоскій камень, игравшій роль стола, на этомъ камнѣ лежалъ узелъ, тотъ самый, который только что принесъ мальчикъ. Въ узлѣ этомъ я нашелъ хлѣбъ, копченый языкъ и коробку консервовъ изъ персиковъ" («Баскервильская собака». Перевод Н. Д. Облеухова, 1903).

"...посередине плоский камень, а на нем сверток, тот же самый, который я виделъ в телескоп на плаче у мальчика. В нем хлеб, жестянка с языком и две жестянки персиков в консервах" (Конан-Дойль. Тайны Гримпенского болота. Перевод неизвестного автора, 1915).

"В середине хижины стоял большой плоский камень, служивший столом; на нем лежал узелок, несомненно тот самый, который я видел в телескоп на плече мальчугана. В узелке был каравай хлеба, банка мясных консервов и две банки консервированных персиков" («Баскэрвилльская собака». Перевод в обработке Н. Войтинской, 1947).

"Посреди хижины лежал плоский камень, служивший столом, а на нем — маленький узелок, вероятно тот самый, который я разглядел в подзорную трубу у мальчика за спиной. В узелке был хлеб и две консервные банки — одна с копченым языком, другая с персиками в сиропе" («Собака Баскервилей». Перевод Н. А. Волжиной, 1948).

"In the middle of the hut (в середине хижины) a flat stone served the purpose of a table (/располагался/ плоский камень, служивший в качестве стола), and upon this stood a small cloth bundle (а на нем стоял маленький узелок из сукна) — the same, no doubt (без сомнения, тот), which I had seen through the telescope upon the shoulder of the boy (который я видел в телескоп на плече у мальчишки). It contained a loaf of bread (в нем была: «он содержал» буханку хлеба), a tinned tongue (консервированный /говяжий/ язык), and two tins of preserved peaches (и две банки консервированных персиков)" (Английский язык с А. Конан Дойлем. Собака Баскервилей = (Arthur Conan Doyle. The Hound of the Baskervilles / пособие подгот. Сергей Андреевский. – М,: АСТ Москва: Восток – Запад, 2008. – 638 [2] с. – (Метод чтения Ильи Франка).

"Посреди хижины лежал плоский камень, исполнявший обязанности стола, а на нем находился небольшой узелок — тот самый, все всякого сомнения, который я наблюдал в телескоп на плече мальчика. В узелке находился батон хлеба, банка с консервированным говяжьим языком и две банки консервированных персиков" ("Собака Баскервилей". Перевод Н. Романова, 2011).

"Плоский камень в центре пещеры служил столом, на нем лежал небольшой сверток, без сомнения, тот самый, который нес мальчик. В нем была буханка хлеба и две консервные банки — с языком и с персиками" ("Собака Баскервилей". Перевод О. Кравец, 2012).

"Плоский камень в середине хижины служил столом, и на нем лежал узел – тот самый, который я видел в телескоп на плече мальчика. В узле оказались целый хлеб, отварной язык в жестянке и две банки консервированных персиков" (Перевод: admin, 2013 г. Источник: Собака Баскервилей).

В исходном конан-дойловском тексте нет упоминаний о том, у какого именно животного - коровы, свиньи, ягненка или соловья - был взят язык для консервирования, а также нет упоминаний о способе кулинарной обработки этого языка.

Если Артур Конан Дойл не уточнил эти детали, то, следовательно, он, возможно, полагал, что британскому читателю они будут понятны без лишних слов.

На этом можно ставить точку, но можно сделать предположение.

В фонде Британской библиотеки хранится рекламный плакат 1890-х гг. консервированного продукта товарной марки "Уругвайский воловий язык Джона Маккола и Компания". Из рекламного текста следует, что "воловьи языки - деликатесный продукт для завтраков, ланчей и обедов, готов к непосредственному употреблению, пригодится для пикника, во время прогулки на яхте и т. д.".

В XIX веке воловий, он же говяжий, язык считался роскошью. Говяжий язык употребляли как в отварном виде, так и в соленом. И холодные пироги-паштеты, и мясо, прошедшее тепловую обработку, были обычным явлением в утреннем меню в большой и состоятельной викторианской семье. В ту эпоху утренний завтрак мог состоять из сытных блюд, часто из первого, второго и третьего блюда.

Почему Конан Дойл ввел в художественное пространство повести "Собака Баскервилей" такую художественную деталь, что Холмс на суровых болотах питается языками - продуктом I категории пищевой ценности? Чтобы показать, что Холмс может себе это позволить и не отказывает себе в удовольствии даже в походно-полевых условиях?

Неизвестно, закатывали ли уругвайские производители воловий язык в банки для фирмы "Джон Маккол и Компания" на месте, то есть в Уругвае, или сначала коптили (или вялили), а потом в таком виде доставляли в Англию на судах через Атлантический океан, а уже там, в Лондоне, компания Джона Маккола запаивала копченый язык в жестяную тару, перед тем, как выставить на прилавки продовольственных магазинов.

Конечно, Н. Волжина, а с ней переводчики Н. Романов и С. Андреевский могли предположить, что этот язык был и копченым, и говяжьим. Они могли использовать эти определения с той целью, чтобы читатель их текстов ненароком не представил, что под дословным переводом "банка с языком" Конан Дойл подразумевает заспиртованный препарат, взятый с последнего места работы Шерлока Холмса.