Вы здесь

Человеку нужно немного и ненадолго

Холмс - Ватсону: «А вы знаете мои скромные требования — кусок хлеба, чистый воротничок. Что еще человеку нужно?». (Кадр из фильма И. Масленникова "Собака Баскервилей" (1981). На заднем плане - банка или с персиками в сиропе, или с языками в желе.

"...a loaf of bread and a clean collar. What does man want more?" (ACD. The Hound of the Baskervilles, 1902).

Холмс: «А вы знаете мои скромные требования — кусок хлеба, чистый воротничок. Что еще человеку нужно?» (Перевод Н. Волжиной. Источник: Дойл А. К. Собака Баскервилей: Повесть / Пер. с англ. Н. Волжиной. - Владимир: Владимирское книжное издательство, 1956. - 160 с.).

Комментатор "Собаки" В. Робсон заявил, что данное выражение представляет собой неполную цитату из двух произведений английского сентиментализма: баллады Оливера Голдсмита "Пустынник"(1765) и религиозно-дидактической поэмы Эдварда Юнга "Жалоба, или Ночные мысли о жизни, смерти и бессмертии" (1742 - 1745).

Man wants but little here below,
Nor wants that little long.
O. Goldsmith. The hermit. Str. 8.

["Человек здесь не во многом нуждается, И в этом немногом - не долго" (Оливер Голдсмит. "Пустынник")].

["Нам малые даны здесь нужды; На малый миг и те". Оливер Голдсмит. "Пустынник". Перевод В. Жуковского, 1812]

What does man want more?: 'Man wants but little; nor that little, long'
E. Young. Night-Thoughts. Night IV. 118

["Чего же еще требуется человеку? Человеку нужно немного и ненадолго". (Эдвард Юнг. Жалоба, или Ночные мысли. Ночь четвертая.)].

Вообще, эта фраза эта восходит к Сенеке, одному из крупнейших представителей стоицизма: "Nec multo opus est nec diu" - "Не много нужно и не надолго".

"17. Быть рабом самого себя — тяжелейшее рабство. Его легко, впрочем, стряхнуть, если ты перестанешь многого себе требовать, если перестанешь искать себе выгоды, если будешь держать перед глазами свою природу и помнить, как мало осталось тебе времени, даже если ты еще юн, и будешь говорить сам себе: "Что я беснуюсь? Чего ради пыхчу, потею, верчусь, пыля, по земле и по форуму? Мне ведь надо немного и ненадолго" (Сенека. Естественнонаучные вопросы. Перевод Т. Ю. Бородай).

То обстоятельство, что Холмс приводит цитату из произведений трех авторов, противоречит замечанию Ватсона, сделанному им в повести «Этюд в багровых тонах»: Ватсон сказал, что у Холмса «знания в области литературы – отсутствуют».

См. также:

The Complaint: or Night-Thoughts on Life, Death, & Immortality by Edward Young

Вниманию любителей изящной словесности фрагмент (самое начало) поэмы Эдварда Юнга "Ночные думы" в переводе Марка Талова.

 
Эдуард Юнг
 
Ночные думы
 
Ночь первая
 
 
Пробуждение ночью 
(«Night awaking»)
 
 
Сон сладкий – сил утраченных бальзам!
Как мимолетный дух, покой даришь ты 
Счастливцам, но минуешь ты скорбящих: 
Бежишь ты горя, легкокрылый гость, 
Смежая вежды тем, кто слез не ведал.
От сна я вновь тревожно пробуждаюсь; 
Вы, вечным сном почившие, блаженны!
В могилах ваших грезы не роятся! 
Я ж пробуждаюсь, встав из моря грез 
Печальных, где, надежд лишась отрадных, 
Мой ум средь волн вообразимых горя
Тонул и уронил руль управленья. 
Я встал, но пробужденье – смена мук,
Горчайшая из горьких! Слишком краток 
День для моих скорбей, а ночь слепая, 
В самом зените царства своего, 
Не так мрачна, как рок, бедой чреватый.
Но мрачная с эбенового трона – 
Богиня тьмы – простерла величаво 
Свинцовый жезл над дремлющей вселенной.
Безмолвье мертвое! И мрак глубокий!
Я слеп, и шум не досягнет до слуха. 
Все сущее объято сном: пульс жизни 
Не бьется, вся природа в летаргии; 
О, вещий сон, предвестье смерти мира,
Да сбудется пророчество твое! 
Рок, опусти завесу! Все равно мне. 
Тьма, Тишина – родные сестры! Чада 
Извечной Ночи! Неокрепший ум 
Вы озарили мудростью пресветлой – 
И он вознесся тверд и непреклонен, 
Столп истинный величья человека. 
Споспешествуйте мне во всем, и вам я 
Гимн вознесу из стен моей гробницы, 
Из царства ваших теней, там, где прах мой 
Быть должен жертвою священной раки.
Но что вы!
Ты, кто хаос первобытный
Глаголом расколол, зажегши звезды 
В полете их над тусклою землею! 
О Ты, чье слово высекло, как искру, 
Из тьмы светило, мудрым дух созижди, 
Дух, бодрствующий над тобой, надежным 
Своим сокровищем, как ночью скряга 
Над золотом, когда весь мир почиет! 
Сквозь эту мглу природы и души – 
Двойную ночь – пролей луч милосердья, 
Утешь и озари мой темный разум, 
И духу, алчущему лишь покоя, 
Поводырем будь в бытии и в смерти. 
Да вдохновит свет истин их на подвиг! 
О, вдохновит на подвиг и на доблесть,
Как вдохновлял ты музу, наставляя 
Добру мой ум, высоким чувствам – душу, 
И укрепи меня в решеньи твердом 
Дух сочетая с мудростью, которой, 
Как данник, уплачу я долг посильный, 
Дабы фиал возмездья твоего,
Излитый над главою, обреченной 
На гибель, – не излит он был бы всуе.